Пеший переход Тюнгур-Инегень

Пеший переход Тюнгур-Инегень
Маршрут пройден на:
своих ножках
Километраж:
35 km
Год поездки:
2018
Описание маршрута:

На многих картах, в том числе на интернет-сайтах, прокладывающих маршруты по автодорогам, существует дорога Инегень-Тюнгур, соединяющая Чуйский тракт (от с. Инегень) с Тюнгуром. Тюнгур — населенный пункт, от которого начинаются маршруты к Белухе, высшей точке Алтая. Протяженность этой дороги от Чуйского тракта до Тюнгура — 60 км. Но на самом деле такой автодороги нет, и по дорогам от Инегени до Тюнгура ехать нужно в объезд — почти 400 км. Несколько лет назад внедорожный клуб Offroadmaster прошел по этому пути (спортивный маршрут высшей категории сложности), но доступнее для обычных авто тропа не стала )

Тропа была путем перегона скота из Монголии в Россию в 1920-х годах. После окончания Второй Мировой войны началось строительство дороги Тюнгур — Инегень. Основной рабочей силой по разным данным были немецкие военнопленные или наши заключенные. После окончания постройки дороги госкомиссия ее не приняла, посчитав слишком опасной, а инженеры и проектировщики были отправлены под суд, кто-то был даже расстрелян.

Якобы существующая автомобильная дорога (фиолетовым цветом) и настоящая автомобильная дорога (красным):

inegen-tyungur-avto-i-peshaja.jpg

Для того, чтобы попасть на тропу Тюнгур-Инегень нужно проехать насквозь Тюнгур (не переезжая Катунь), потом по грунтовой дороге продолжить ехать левым берегом Катуни. За бродом через р. Тургунда идет подъем, с которого видно впадение Аккема в Катунь. Потом еще можно проехать примерно километр (точно не засекали), а после этого доступная для машин дорога заканчивается. Со стороны Инегени можно проехать 11 км от села. Получается, что отрезок, не доступный для авто, составляет примерно 25 км. Но это летом. Про майские праздники ниже.

В 2015 году на майских праздниках подъехали к тропе со стороны Тюнгура, проехали до впадения Аккема в Катунь. Очень интересно было увидеть Аккем, вспомнился пеший маршрут вдоль него к Белухе (суровая река). Проехать в мае к этому месту может и не получиться — грунтовку преграждает намороженный снежник с уклоном в Катунь (сразу за памятником отряду Сухова). Но нам удалось (аккуратненько, с пешей разведкой). На второй день снова туда поехали, в этот раз я угодила я в ледяную трещину колесом, пришлось вытаскивать машинку назад, потом снова аккуратненько вперед. Другая машина порвала колесо (водитель прижался к острому камню, чтоб на лед не стягивало, шоссейная резина, боковины слабые, шина порвалась об камень).

Это я повисла в ожидании подмоги )

encw0hcclnm.jpg

После этого еще нужно проехать брод через Тургунду — крупные камни, требуется более-менее нормальный дорожный просвет (стоковые кроссоверы проходят).

img-8285.jpg

В 2017 году на майских праздниках прошли часть тропы от Инегени. Идти полностью не планировали, просто разведали. Еще и с погодой не повезло — в середине пути пошел снегопад, прикрывший весенние цветы. Но впечатление не было испорчено, трудно было не заметить, как красиво! С тех пор мысль пройти тропу целиком засела в голове крепко ) 

img-5931.jpg

В 2018 разрабатывали несколько вариантов осуществить это желание: 1) пройти половинку из Тюнгура, вернуться, затем переехать в Инегень и пройти вторую половинку туда-обратно. 2) пройти за день весь маршрут целиком, а на финише нанять транспорт, чтобы отвез обратно в базовый лагерь (либо наоборот нанять машину для заброски и идти в сторону лагеря). В итоге приступили в реализации третьего варианта: пеших забрасывают свои машины и они же едут встречать группу на финише. Пеших было четверо плюс собака, вполне влезали в одну машину, поэтому на заброску к тропе поехали на одной.

Однако в 2018 году весна припозднилась и снежник был больше, чем в 2015 г. По нему был только один какой-то невнятный след, похоже от квадроцикла, может прошлогодний. Проезжать в одну машину не рискнули, к тому же водителю потом здесь же возвращаться одному, телефонной связи нет — ни к чему такие риски, решили пройти лишние километры пешком (а это примерно 10 км дополнительно, итого 35).

На карте изображен маршрут. Красные стрелки — максимально возможные точки подъезда авто к тропе. Желтая стрелка — откуда пришлось идти в мае 2018 из-за нерастаявшего снежника (как потом оказалось, снежника было два, второго в 2015 году вообще не было).

inegen-tyungur.jpg

Пеший маршрут красивый и не представляет технических сложностей. Тропа идет вдоль Катуни, наборы-сбросы высоты не большие. В начале мая маршрут порадует цветением марьиного корня, багульника (его было не много в 2018) и других цветов. Путь идет вдоль Катуни и открываются виды на впадение в нее Аргута, Аккема и других рек.

Вначале тот снежник, который удлинил нам пешую часть (в две машины возможно попробовали бы проехать, но одной не сунулись)

img-8232.jpg

Экипировка максимально антиклещевая — минимум открытых частей тела, верхняя одежда из ткани, за которую клещам будет сложно уцепиться. Клещей почти не поймали (по 1-2 на одежде не считается, нашли быстро), но вот собака Чапа поймала много-много (у нее не было такой удачной экипировки).

img-8242.jpg

Начали пешку. И тут вдруг второй снежник (в 2015 его не было). Было бы обидно прорубаться через первый снежник, чтоб через 500 м наткнуться на второй.

img-8245.jpg

Радовали распускающиеся листья на деревьх. В Новосиирске еще зима зимой, а в этих краях весна!

img-8260.jpg

Не хотела много снимать (разбирать фото некогда), но руки сами то и дело фотографировали ) В этом месте Лена построжилась на Славу «А ты почему не фотографируешь? Вон Женя уже сколько кадров сделала!». Слава нехотя расчехлил фотоаппарат, тоже видимо не хотел много фотографировать )) Но Лена очень своевременно его «подопнула», у Славы получилось много замечательных кадров с этой нашей пешки )

img-8263.jpg

Подошли к реке Тургунда. Автомобильный брод для пеших не подходит, ноги мочить не хочется. Стали присматривать камни или бревна для перехода. Слава перешел, Оля за ним. Мы с Леной сомневались в своей ловкости и продолжили поиски более подходящего места для перехода реки. И удача нам улыбнулась ) Выше по течению замечательный пешеходный мостик.

img-8289.jpg

Кто соберется в те края — не забывайте паспорта! Проверка документов очень возможна (в 2015 проверяли). Спец.разрешений не требуется (по крайней мере для граждан РФ).

img-8316.jpg

А здесь сплавной порог «Аккемский прорыв» или «Аккемская труба» (4-5 к.с.), целиком его не видно, он растянут до впадения Аргута. А тропа забирается высоко в горы, т.к. здесь река зажата каньоном.

img-8401.jpg

Дальше единственный момент, где сомневались в направлении — тропа уходит влево от Катуни, огибает холм, заходит в смешанный лес и затем спускается к лесничей жилой избе. Там нас встретили собаки, а потом и хозяин. Изба стоит у реки Казнахта. Пешеходный мостик через Казнахту имеется.

img-8423.jpg

Подходили к месту, где нас ждали на машине, уже в сумерках (стартовали примерно в 10 утра).

Живописных кадров сделано много, но не буду перегружать отчет. Фотоальбом можно увидеть здесь: freetravel.team/albums/37-peshii-marshrut-tyungur-inegen.html

 

Подводя итог: пройдено около 35 км (судя по данным спутниковой навигации) за 10,5 часов (с парой остановок на перекус). Пеший маршрут не сложный, но подъемов в гору и спусков хватает. Не забывайте паспорта, могут проверить (ближе к населенным пунктам). В мае отнеситесь серьезно в противоклещевой экипировке. Надеюсь и вы получите массу удовольствия от такой прогулки! :)

 

А теперь немного из революционной истории тех мест.

В период подготовки к пешему переходу захотелось побольше узнать о том, что же за история произошла с неким отрядом Сухова в районе Тюнгура.

За Тюнгуром в узком месте дороги (с одной стороны крутой склон, покрытый лесом, с другой резкий спуск в Катунь) расположен обелиск в память об отряде Сухова. В этом месте 100 лет назад (в 1918 году) прошли тяжелые события гражданской войны. Собрала некоторые сведения о тех событиях из открытых источников, ссылки под текстом. Спасибо авторам, раскопавшим и опубликовавшим исторические сведения.



«В августе 1918 года по Уймонскому тракту проходил отряд Красной гвардии П.Ф. Сухова. Суховцы двигались по маршруту с. Абай — с. Юстик — с. Усть-Кокса — с. Нижний Уймон — с. Катанда — с. Тюнгур – г. Байда. Часть суховцев во главе с Сулимом дошла до переправы через Катунь в районе Ини.»

«Аналогов рейду отряда Сухова по тылам белогвардейских и колчаковских войск нет. До сих пор многое остается неизученным, имена многих участников этих событий так и не удалось установить исследователям. А время неумолимо стирает и отодвигает в прошлое трагедии 1918 года… В мае 1918 года вспыхнул мятеж белочехов. Были захвачены Мариинск, Новониколаевск, Кузнецк, Томск и другие сибирские города. Наиболее жестокие бои развернулись на Барнаульском фронте. В самом городе 11 июня белогвардейским подпольным организациям удалось захватить губернскую тюрьму, почту, телеграф, управление Алтайской железной дороги. Партийные и советские работники держали оборону на вокзале и в здании Совета. В эти сложные дни в Барнаул из Салаира вошел отряд кольчугинских шахтеров во главе с Петром Суховым. Два дня продолжалась оборона города, но 15 июня было принято тяжелое решение военно-революционного комитета об эвакуации. <…> На станции Алей был сформирован сводный красногвардейский отряд под командованием Сухова. Начальником штаба был избран Дмитрий Григорьевич Сулим. Сухов предложил план похода отряда: через Кулундинские степи и предгорья Алтая пройти в Монголию, а затем в Туркестан для соединения с Красной Армией. Начался тяжелый, изнурительный поход под палящими лучами летнего солнца по Кулундинским степям. <…>  В отряд «Боевые орлы» входило около 500 человек. Крестьянство, его беднейшая часть, помогало продуктами и лошадьми. Оружие добывалось в боях. На их разгром был брошен казачий карательный отряд под командованием полковника Волкова. Однако остановить и ликвидировать отряд не удавалось. Красногвардейцы недалеко от станции Поспелиха пересекли алтайскую железную дорогу и вышли в предгорья Алтая. Продвижение отряда в горах стало еще более сложным. Не хватало боеприпасов, продовольствия, медикаментов. Горные переходы тяжело давались бойцам. Население, состоящее в основном из кержаков и казачества, враждебно их встречало. На каждом шагу суховцев ожидало предательство. Не располагая данными о численности противника и его планах, 2 августа 1918 года отряд Сухова вошел в Тележиху. <…> Разведка суховцев наткнулась на засаду, вступила в бой. На рассвете 4 августа трехдюймовые орудия белых вновь открыли огонь. Силы суховцев были на исходе, кончались патроны, более 30 человек были тяжело ранены. В этой сложной обстановке Сухов принимает решение: ночью перейти через гору Будачиху, которая в этих местах труднопроходима. Местные жители Никита Титников и Егор Фефелов таежными тропами повели отряд красногвардейцев. Перед уходом из села сожгли ненужное оружие и закопали тяжелые пулеметы. До сих пор это место не установлено. <…> 8 августа отряд вышел из Катанды на Абай, Тюнгур. До Чуйского тракта оставалось 60 верст по трудным и опасным дорогам Теректинского хребта. В отряде оставалось 253 человека. В Катанде отряд был предан эсерами Казарцевым и Жебурыкиным, что позволило окружить отряд в районе Тюнгура. Предателям удалось убедить Сухова в необходимости разделения отряда. Был пущен слух, что на горе Бай-Туу видели казаков. Для их ликвидации был сформирован отряд под командованием Дмитрия Сулима, комиссара отряда. В него вошли в основном венгры, которые прошли с Суховым весь опасный маршрут. В самом узком месте, где гора Бай-Туу отвесна и Катунь глубоководна, раздались выстрелы. До глубокой темноты 9 августа шел бой. К вечеру раненые, обессилевшие суховцы стали подниматься на гору. С рассветом каратели организовали настоящую охоту на безоружных людей. Они убивали их, грабили, многих приводили в штаб полковника Волкова. 10 августа 1918 года 144 красногвардейца-суховца были расстреляны в Тюнгуре. Среди них было четыре женщины. Сухова расстреляли 14 августа после пыток и издевательств, запретив местным жителям предать тело земле. Украдкой местный старик Субботин похоронил командира красногвардейцев на берегу Катуни. До 50-х годов никто не знал это место, пока река, подмыв берег, не обнажила следы этого преступления. Отряд Сулима тоже попал в засаду около деревни Иня (Онгудайский район Республики Алтай). Бойцы были расстреляны в селе Инюшка. Там и сегодня стоит одинокий безымянный обелиск… »



Выдержки из дневника, написанного 1 января 1923 года бывшим начальником барнаульского 1-го партизанского Красного отряда Ивана Долгих:

«Отряд наш с каждым днем все таял и таял и когда мы поняли свою ошибку, что дело освобождение Сибири, дело не нескольких недель, то поспешили исправить ошибку и собрались уйти в Монголию, откуда думали пробраться в Семиречье. И нам бы это удалось сделать, если бы не измена одного из нас <…>

Окруженные со всех сторон в Горном Алтае, в селе Тележихе, мы должны были вступить в бой с казаками и чехами и после двух суточного беспрерывного боя, отбили по всем направлениям противника, но обессиленные таким сильным боем, за отсутствием огнеприпасов, должны были отступить на с. Чёрный Ануй и с. Черга. Много раненых и убитых оставили мы там.

<…>

После Тележихинского отступления, нас осталось совсем незначительная кучка — 280-300 человек, которые и пошли по Уймонскому тракту к границе. Теперь, благодаря своей малочисленности и отсутствию обоза, который до этого мы таскали с собой, более 100 подвод и которые все сожгли сами при отступлении из Тележихи, мы стали подвижнее и нас уже не могли выслеживать так.

<…>

Простояв день в Катанде, запаслись сухарями, мы двинулись дальше, в Тюнгур. И с тем намерением переправиться через Катунь Аргутом и двинуться к Монголии.

Но не доходя 8-ми верст до Аккему, когда отряд растянулся в очень узком проходе, на нас со всех сторон посыпался град пуль. Тут мы поняли, что были выставлены заранее.

Сжатый со всех сторон отряд расстреливали на выбор. Отступать было некуда, справа внизу за 60-80 сажень шумела Катунь, слева скалы. На полуверсте больше половины красноармейцев было убито. Остались разрозненные кучки, разбрелись по горам.

О сопротивлении и думать было невозможно, так как противника не было видно. Весь отряд был уничтожен.

На четвертые сутки, доведённые до отчаяния, сдались 80 человек, да было поймано казаками 50—60 человек. В числе пойманных и тов. Сухов. 50 человек в том числе и тов. Сухов были расстреляны.

Полковник Волков приказал расстреливать всех, спускающихся с гор. Таким образом, погиб почти весь отряд. Отбившись с четырьмя товарищами, я бродил 7 суток по горам. Обессиленные окончательно отсутствием хлеба, питаясь орехами и ягодами, после целого ряда мытарств, нас поймала Тюнгурская самоохрана и привела в Тюнгур.

Мы уже трое, четвертого зарубили казаки во время скитания по горам, во время одной остановки, когда он пошел поискать ручей. Привели нас в Тюнгур. Самоохранники сказали нам, что только вчера расстреляли всех ваших здесь…»



Другая сторона оценки этой истории:

“При этом оценка деятельности Сухова, как это часто и бывает с персонажами гражданских войн, весьма противоречива. Так, бывший глава Республики Алтай Семен Зубакин, сам уроженец Усть-Коксинского района, в своих воспоминаниях достаточно резко высказывался о деятельности суховских красноармейцев.

«Мирная жизнь старообрядцев в Уймонской долине нарушилась, когда в долину пришел отряд красногвардейца Петра Сухова, выходца из Петербурга, — рассказывал он. — Конечно, для старообрядцев, привыкших жить своим трудом и волей, это была совершенно чуждая сила. И вот эти люди заехали в долину, где тишь, благодать, где люди жили своим трудом, и начали грабить: взламывать сундуки, выбрасывать сарафаны, забирать монетки, колечки, ожерелья, угонять лошадей, насиловать молодых женщин. Мужики не стерпели этого, собрали отряд, и когда отряд Сухова, разорив Катанду, пошел к Тюнгуру, то собрались и в узком месте его разгромили».



«Василий Вахромеевич Атаманов не участвовал непосредственно в этом бою, но потом, когда Петра Сухова поймали, посадили в сарай, Василий с мужиками приезжали смотреть на него. Об этом он мне сам рассказывал. Конечно, разгромом отряда Сухова дело не закончилось. Иван Долгих, красноармеец из этого отряда, смог избежать смерти, бежал через перевал. Потом он возглавил отряд чоновцев и пришел мстить… Пролилось страшно много крови. Катанда была фактически полностью уничтожена, и там потом много коммунаров поселилось, прибывших, как в «Поднятой целине», по партийному заданию. Поубивали людей, живших своим трудом, и начали строить колхозную жизнь… Отец привез его (Василия Атаманова) в 50-х годах, совершенно больного, он уже не ходил, был скован параличом. Я в то время пацаном был, но расспрашивал его постоянно. Вот был интересный момент. Сидит дед, немощный, недвижимый, прошедший муки и страдания, а его потомок, то есть я, читает книжечку про героя Петра Сухова, с фотографией героя на обложке. Я спрашиваю: «Дядя Вася, а ты Сухова видел, помнишь его?». Он посмотрел на портрет и заплакал. Странно мне было, почему он плачет. Я ведь не понимал целостной картины происходившего тогда, в те страшные годы разрушения привычного уклада. Теперь я понимаю, что по-настоящему соль земли — это он, Василий Атаманов, а не те, кто грабили и уничтожали. Да, значение его слез я понял позднее».”



Информация взята из:

http://www.vtourisme.com/altaj/kultura/pamyatniki-i-memorialy/1438-pamyatnik-sukhovuwww.vtourisme.com/...

http://wap.siberia.forum24.ru/?1-2-0-00000006-000-20-0wap.siberia.forum24.ru/...

https://regnum.ru/news/2310815.htmlregnum.ru/...

 


02:04

Notice: Undefined variable: tool_buttons in /home/admin/web/freetravel.team/public_html/templates/ktpl/controllers/content/item_view.tpl.php on line 35
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!